DataArt приобрел армянскую компанию SFL. Зачем мы это сделали и что это значит?

DataArt приобрел армянскую компанию SFL. Зачем мы это сделали и что это значит?
Благодаря объединению, к DataArt присоединяются сразу 100 специалистов. Это самая крупная подобная сделка за всю историю компании и третья по счету: в 2014-м DataArt приобрел аргентинскую AW Systems, в 2019-м — украинскую Logicify. С вопросами о смысле нового приобретения и интеграции новых коллег мы обратились к Арсену Багдасаряну, Head of DataArt Armenia & Georgia Business Cluster, и Ишхану Маргаряну, Deputy Head of DataArt Armenia, Head of HR.

 

Это первый материал новой рубрики #зачем_мы_это_сделали, в которой из первых уст выясняем подробности важных для DataArt изменений.

 

— Что вы можете сказать про SFL? Какое значение компания имеет для рынка Армении?

И. М.: — Это серьезная сервисная компания, которая работает в Армении уже 15 лет, с сильной репутацией на рынке труда. Она желанна для кандидатов, хотя многие боялись отправлять туда резюме из-за высокой профессиональной планки. Здесь сложно проходить интервью.

SFL Logo Armenia

SFL основали инженеры Арсен Геворгян и Василь Мамиконян. Соответственно, много внимания уделяется инжинирингу и инженерной культуре, практикуются митапы, хакатоны. Это нас роднит. Наши новые коллеги раньше выступали на ивентах DataArt как докладчики и фасилитаторы.

Клиенты SFL находятся, в основном, в Америке и Европе. У них очень хорошая практика в финансах, в финтехе; это компания, которая разработала лучший в Армении интернет-банкинг.

— Кто инициировал сделку? 

А. Б.: — Приблизительно два года назад на наш нью-йоркский офис вышли представители SFL. Офис в Армении уже существовал, и у нас были мысли о расширении, которые диктовались рынком и бизнес-задачами. Начался процесс обдумывания и исследований: кто они, как позиционируют себя, что с финансовыми делами. В общем, почти два года мы присматривались, никаких красных флажков не заметили, поэтому все в итоге состоялось.

— Что это приобретение дает DataArt?

А. Б: — В первую очередь, наша команда пополнилась высококлассными специалистами. До слияния в DataArt Armenia было 140 человек, теперь — 240. Присоединение дает нам еще больше возможностей на рынке труда. Сильные кандидаты, которые присматривались к SFL или DataArt, теперь с большей вероятностью будут рассматривать нас для продолжения своей карьеры. Мы показали, насколько серьезны наши намерения в Армении.

И. М.: — Если есть возможность сразу нанять 100 человек, нужно это сделать. В основном к нам пришли синьоры и стронг-мидлы, которые задействованы в интересующих нас технологиях: у них развита компетенция в JS, QA, в частности, QA Automation. Очень много продакт-оунеров — вот чего нам особенно не хватает здесь. Мы сразу наняли целых пять продакт-оунеров.

— Какие первые впечатления от сделки, как отреагировало IT-сообщество?

А. Б.: — Пока отзывы только положительные. Сообщество гордится, что компания такого уровня заинтересовалась локальным разработчиком с хорошим именем. Мы перешли в другую лигу: в Армении IT-компания больше 200 человек считается крупной.

— Насколько нам известно, еще предстоит получить одобрение антимонопольного ведомства Армении. Такой размер не станет препятствием?

А. Б.: — Да, с формальной точки зрения пока рано говорить о слиянии, надо подождать заключения регулятора. Это стандартная процедура для многих стран, через которую просто надо пройти. Причин беспокоиться о монополизации нет: IT-сектор Армении очень развит, по официальным данным, у нас где-то 500 IT-компаний, из которых около 50 считаются крупными. Т. ч. формальных препятствий не видим и рассчитываем получить одобрение до конца 3-го квартала 2021 года.

команда DataArt в Ереване Соглашение об объединении подписали в Ереване, на производстве ковров. Фото: Медиамакс

— Наверное, самый актуальный вопрос: как будет проходить интеграция новых коллег? Что приобретают или теряют сотрудники SFL?

И. М.: — Интеграция, во-первых, включает в себя естественные административно-операционные вопросы: дать новым коллегам доступ к внутренним системам, сделать дополнительные страховки и т. д. Во-вторых, онбординг, групповой и персональный, эмоциональные события — поэтому мы начинаем с большого совместного тимбилдинга.

Мы отвечаем на горячие вопросы, что поменяется в жизни новых коллег. Стараемся донести до всех, что прозрачность и открытость для нас — не просто слова, мы ничего не скрываем, всегда готовы обсудить любые проблемы и запросы.

А. Б.: — Армения славится гостеприимством и открытостью, и когда говоришь, что главная наша ценность — люди, они по-настоящему воодушевляются. DataArt как глобальная компания может дать новые интересные проекты и технологии, больше возможностей для карьерного роста и изменения карьерного трека. Это очень интересует специалистов. Плюс новые знакомства, командировки.

— Вы сказали, что отвечаете на горячие вопросы новых коллег. О чем спрашивают?

И. М.: — Самые горячие вопросы: «что будет с моей зарплатой?», «я остаюсь в проекте или нет?». Это базовые вещи, которые нужно прояснить. У кого-то запланировано повышение в сентябре, у кого-то заканчивается испытательный срок, после которого должны пересмотреть зарплату — что будет с этим договоренностями, спрашивают нас. Конечно, все договоренности в силе, никто ничего не теряет, никого не сокращают. Наоборот, есть апдейты в сторону улучшения условий. Потом спрашивают про профессиональный рост: «что будет со мной через три года?», «как войти в профессиональные сообщества?».

Чтобы всех успокоить, мы заранее отправили готовые контракты. Люди видят, что ничего радикального не происходит, кроме того, что 31 августа было последним рабочим днем в SFL, а 1 сентября — первый день в DataArt.

— Были те, кто не принял объединение и ушел?

И. М.: — Нет. Возможно, позже будут такие кейсы, это нормально, когда сразу нанимаешь 100 человек. Но статистика DataArt Armenia за два с половиной года следующая: во время испытательного срока от нас ушли всего четыре человека.

— Когда интеграция закончится?

И. М.: — Конца у интеграции нет. А если серьезно, как показывает опыт, в среднем она длится шесть месяцев. За это время ты начинаешь чувствовать себя носителем новой корпоративной культуры, чувствовать себя в своей тарелке.

У нас сейчас два офиса, северный и южный. Южный — исторический офис DataArt Armenia, северный — офис SFL. Люди могут выбирать, где им удобнее работать, но мы будем стараться сделать так, чтобы все друг с другом перезнакомились. Есть планы найти одно большое офисное помещение, хотя это вопрос не ближайшего будущего.

— Планируется ли еще приобретать команды в Армении?

А. Б.: — Если будут интересные команды, предложения и звезды на небе сойдутся, почему бы и нет. Эта сделка дала нам уверенность, показала, что мы можем проводить слияния на уровне таких немаленьких по местным меркам компаний.